Уральские поисковики передали останки Матвея Борисовича Шенкмана воронежскому поисковому объединению «Дон»

 

Матвей Борисович Шенкман (7.02.1899 (1900) – 12.05.1942) в 1938 году возглавил воронежский авиационный завод № 18 им. Ворошилова. Пять руководителей завода, работавшие до него, а также многие ведущие специалисты были расстреляны в 1937 году по политическим мотивам. Несмотря на это обстоятельство, Шенкман оставил должность таганрогского  авиазавода и переехал в Воронеж. Многие из его подчиненных на новом месте работы были уверены, что Шенкман на приеме у Сталина подписал документ, который запрещал сотрудникам НКВД находиться на территории завода, и тем самым прекратил истребление кадрового состава в жерновах массовых репрессий. Правда это или миф – осталось загадкой. Но доподлинно известно, что Матвей Борисович первым наладил пуск штурмовика «Ил-2», получившего в годы войны прозвище «летающий танк».

В связи наступлением войск вермахта в 1941 году воронежский авиазавод был эвакуирован в Куйбышев (Самара). Там Шенкман также проявил себя как талантливый руководитель: в сложных условиях возобновил выпуск «Ил-2» и сократил цикл сборки одного самолета с 5-6 дней до 3-х. Деятельность Матвея Борисовича для нужд фронта не осталась без справедливой оценки: 23 августа 1941 года он был награжден орденом Ленина, а в 1980 году стал прототипом главного героя в фильме «Особо важное задание» (правда, там все его достижения приписали вымышленному начальнику производства, русскому по национальности).

Матвей Борисович Шенкман не дожил до Победы, которую он вместе с рабочими завода приближал на пределе возможностей. Он трагически погиб 12 мая 1942 года в авиакатастрофе, направляясь из Куйбышева в Нижний Тагил. Транспортный самолет «Ли-2» разбился в горах в условиях почти нулевой видимости. До сих пор много слухов ходит о причине полета Шенкмана на Урал и последовавшей катастрофы. Матвей Борисович летел не с личным пилотом, а с новым экипажем. Первый пилот Иван Михайлович Скороходов (1892 – 1942), второй пилот Алексей Витальевич Шмырев (1917 – 1942), бортмеханик Алексей Янович Лилиенталь (1910 – 1942) и бортрадист Виктор Георгиевич Завязкин (1911 – 1942) – все профессиональные летчики. Установлено, что директор летел в Нижний Тагил вместе с заместителем главного инженера Львом Ефремовичем Львовым (1898 – 1942) в командировку ради нужд завода, решать вопросы о поставке комплектующих. Спешил, несмотря на непогоду.

Расследовать обстоятельства гибели была направлена комиссия. В аварийном акте, составленном 23 мая 1942 года, отмечается: «Причиной катастрофы явилась ошибка летчика Скороходова в том, что несмотря на ухудшившуюся метеообстановку по трассе не запросил Свердловский порт о фактической погоде и не принял решение сделать посадку на ближайшем аэродроме. Проходя слепым полетом над горным кряжем, зная что высота отдельных сопок по данной трассе доходит до 800 метров, пилотировал самолет на Н = 700м, что привело к столкновению с сопкой, имеющей высоту 753 м».

По другой версии, причиной катастрофы могли стать отказы приборов или механизмов, вследствие чего самолет стал терять высоту.

Члены комиссии при обследовании места падения самолета обнаружили шесть сильно обгоревших и покалеченных тел. Фрагменты тел, как следует из документов, перевезли в Куйбышев. Захоронили на центральном кладбище, оплакали и… потеряли. Во время войны место захоронения было утеряно и обнаружено случайным образом уже в 2015-м году. В наши дни стало также понятно, что человеческие останки были переправлены в Куйбышев лишь частично, если были переправлены вообще. Удаленность места авиакатастрофы от населенных пунктов, снег в горах, обстановка военного времени – все это ставит под сомнение информацию о транспортировке тел.

В 2015 году на юго-западном склоне горы Оборотная (район ландшафтного заповедника Старик-Камень) турист обнаружил фрагменты некого самолета и передал информацию поисковикам. В течение трех лет поисковые отряды обследовали указанное место. Площадь залегания обломков составила 500 квадратных метров. Были обнаружены два мотора «АШ-62», 3 стойки шасси, патрубки, приборы и мелкие фрагменты обшивки самолета. Фюзеляж, видимо, местные жители растащили на хозяйственные нужды. На одном из двигателей множество автографов отдыхающих в 60-80-е годы. По характерным деталям и номерам двигателей было установлено, что летательный аппарат является транспортником «Ли-2».

С 2015 по 2017 год поисковым объединением «Соболь» были обнаружены фрагменты костных останков. При их эксгумации были также подняты  личные вещи: монеты, швейцарские наручные часы «Invicta», серебряная чайная ложка ручной работы, мундштук, серебряная цепочка от часов, держатель перьевой ручки, фрагменты летного обмундирования, одежды и обуви. 12 мая 1917 года, ровно через 75 лет со дня трагедии, поисковики обнаружили орден Ленина № 7319. Орден с этим номером принадлежал Матвею Борисовичу Шенкману. Таким образом останки были идентифицированы. В 42-м году правительство немедленно отреагировало на известие о трагедии: Сталин приказал установить бюст Шенкмана на центральной площади авиазавода. Скульптор изобразил генерал-майора с орденом Ленина на груди. Сейчас, в свете новых находок, это может показаться символичным.

 

По ряду причин предложение о захоронении в Самаре было отклонено. 25 мая руководитель ВПМВО «Соболь» Александра Борисовна Ванюкова доставила в Воронеж и передала воронежским поисковикам в лице руководителя объединения «Дон» Михаилу Михайловичу Сегодину останки М.Б. Шенкмана, заместителя главного инженера завода Льва Ефремовича Львова, членов экипажа. Церемония передачи останков на ответственное хранение состоялась в здании Воронежского государственного института инженерных технологий (пр-т Революции, 19) в присутствии главного федерального инспектора по Воронежской области аппарата полномочного представителя Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе Александра Михайловича Солодова, Героя Российской Федерации, координатора Всероссийского проекта «Эстафета поколений», первого заместителя секретаря Общественной палаты Российской Федерации Вячеслава Алексеевича Бочарова, заместителя директора федерального учреждения «Роспатриотцентр» Никиты Сергеевича Панова, врио первого заместителя председателя правительства Воронежской области Владимира Борисовича Попова, врио руководителя департамента образования, науки и молодежной политики Воронежской области Олега Николаевича Мосолова, председателя Воронежского Совета ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов, генерал-майора ФСБ Станислава Антоновича Ходаковского, Героя Российской Федерации Юрия Михайловича Анохина, ио ректора Воронежского госуниверситета инженерных технологий Евгения Дмитриевича Чертова и других почетных гостей. Церемония проходила в рамках семинара Всероссийского проекта «Эстафета поколений».

Внук Матвея Борисовича Шенкмана Грегори и внучка Марина сейчас живут в Сан-Франциско. В настоящее время ВРОО ИППО «Дон» ведет поиск родственников Льва Ефремовича Львова и членов экипажа. На уровне правительства области решаются вопросы, связанные с подготовкой захоронения в Воронеже, запланированного 22 июня. Останки погибших в авиакатастрофе будут захоронены в братской могиле на территории «Музея-Диорамы» (Ленинский просп., 94) вместе с останками бойцов РККА, обнаруженными поисковиками объединения «Дон» в Воронеже в прошедшем году.

Руководитель поискового объединения «Дон» Михаил Сегодин: «Матвей Борисович Шенкман навечно вошел в историю. Он был настоящим руководителем, непререкаемым авторитетом не только для каждого работника авиазавода, но и для всей страны. Поэтому захоронить его нужно достойно».

Поделиться в соцсетях!